Юдэ и неюдэ

Многие тексты малоизвестных писателей почему-то не найти в интернете, даже если ищешь дословные цитаты — как вымарано. Есть подозрение, что дело в авторских правах, и это довольно смешно. Кто, например, знает Майка Гелприна, который истово бережёт свои авторские права на рассказы уровня «так себе»? Да никто. Я бы на месте Майка, наоборот, расшаривал свои рассказы как можно шире.

Есть у Майка единственный рассказ, который удался — «Медный грош». Видимо, из-за присутствия соавтора, Светланы Ос, а также по причине true story based. Там именно эта тру стори цепляет, и даже такой фантаст, как Майк, не смог эту историю окончательно испортить литературой. Майк вообще старался. Чего стоит только описание антисемита в грязной косоворотке:

«Он был страшный, этот мужик, нет, просто ужасный. Сутулый, с длинными волосатыми ручищами, выпирающими из-под закатанных рукавов грязно-белёсой косоворотки. Ханна даже зажмурила глаза, чтобы не видеть заросшего чёрной бородищей лица. Мужик выглядел точно так, как Ханна представляла себе разбойника из сказки, которую бабушка Циля-Ривка рассказывала на Йом-Кипур. И имя у того разбойника было страшное — Мордехай, подстать его жутким делам.

— Пойдём, Ханночка, — прошептал дядька Мотл, — не пугайся, деточка, это добрый человек, раз Бог послал нас к нему.Ханна отчаянно затрясла головой и вцепилась Мотлу в руку. Она знала, что сейчас будет — этот страшный человек, этот Мордехай, убьёт её. Умереть Ханна была согласна и даже хотела. Всю последнюю неделю вокруг неё сотнями умирали люди, и было странно и неправильно, что она всё ещё жива. Но одно дело просто взять сразу умереть и отправиться на небо к маме, а совсем другое — если тебя убьёт этот жуткий разбойник, который, вполне возможно, ещё и людоед.»

Нет в интернете полного текста этого рассказа, приходится пересказывать, бумажный оригинал давно утратил. Дело в начале войны, немцы разбомбили поезд с гражданскими, эвакуируемыми от Минска (моя двоюродная русская бабушка так же эвакуировалась из Дрогобыча на восток, на открытых платформах, а бандеровцы по платформам шмаляли). Семью маленькой девочки всю поубивали, её еврейский дядя идёт по деревням и пытается девочку пристроить местным русским. Местные подкармливают, но на постой не берут.

В итоге дядя Мотл набрёл на хутор Мордехая, как его имя слышала Ханна, а по-русски Николая, бывшего штабс-капитана царской армии и, по его собственному признанию, антисемита. Мотл встал на колени, Николай девочку взял, и спрятал в подвале.

По приходе немцев Николая, как пострадавшего от советской власти, сделали старостой. Кто ж заподозрит старосту, что он евреев прячет. Было голодно, Ханна заболела. Николаю пришлось зарезать единственного кочета, на бульон. При этом Ханна продолжала Мордехая бояться и не любить.

И вот, сидит эта выздоровевшая Ханна в подвале, а к старосте пара немцев пришли по делам. И говорят громко по-своему, Ханна из подвала слышит — идиш! Евреи пришли! И давай барабанить из подвала с криками «Юдэ, юдэ».

Немцы в недоумении: «Юдэ?», она им орёт «Юдэ, юдэ!». Штабс-капитан понимает, что спалился, убивает обоих немцев и уходит в бега в лес, прихватив Ханну. Та упирается и орёт, пошто он гад евреев убил, ненавижу мол.

Так они идут лесами, пока не встречают советских партизан. Ханна им тут же штабс-капитана сдаёт: он-де евреев убил, а меня на подвале держал, и кормил плохо, курица раз в месяц только.

«Ну и сволочь», говорят партизаны и тут же Николая расстреливают.Потом эта Ханна выросла и просекла, что это было на самом деле и кто есть ху, уехала в Америку и стала посвящать штабс-капитану стихи. Но, его уже не вернуть, конечно.

К чему я всё это написал — а к тому, что сейчас мы совершенно точно так же начинаем быть делимыми на юдэ и неюдэ; я, в наказание видимо за свой антисемитизм, попал в юдэ. И, жизнь показывает, что штабс-капитанов мало, а русских деревенских много. Поэтому сразу спасибо тем, кто будет нас прятать и помогать. Чтобы вас не принимали за разбойников-мордехаев, как в этой истории от Майка Гелприна. А нам пожелать, чтобы сразу понимали, кто есть кто. И не ошибались.

Стрелки, мгновенная карма и пр.

Несколько лет назад обсуждали тему поворота направо на красный свет. Мол, в цивилизованных странах это есть, и нам надо. Впервые с практическим применением такого поворота я столкнулся в Керчи, которая при Украине, видимо, эту европейскую практику впитала. Едешь такой по главной улице, на крепкий зелёный, в темпе едешь. Тут — хуяк, тебе под колёса прямо на светофоре справа выворачивает. Явно, у него красный, если у меня зелёный. И на следующих светофорах так же. В Санкт-Петербурге такого нет! У нас, если зелёный — дави тапку, не создавай пробку, на боковых дорогах на красный стоят по струнке. Если стрелки боковой у светофора нет.

Последнее время я стараюсь не въезжать в СПб по Мурманскому шоссе, чтобы не участвовать, как мне кажется, в массовом идиотизме. Всю жизнь постоянно горела зелёная стрелка направо на пр. Большевиков, и на путепроводе не было пробки по утрам. Последние годы стрелку сделали непостоянной — путепровод стоит, ожидая поворота направо. При этом зелёный свет на кольце горит, но в зелёном кругляше контур стрелок — прямо и налево. Направо стрелки нет. Но и красного нет! И все стоят, ждут стрелку. Впереди ни пешеходов, ни машин. Надо ли говорить, что этих баранов я всегда слева объезжал и гнал по пустому пр.Большевиков. При этом задумывался — приравнивается ли это к проезду на красный свет? Мнения друзей разделились, но у меня стратегия всегда такая — если правило или закон применены дебильно, тут явная ошибка и выполнять их не надо, чтобы не плодить дебилизм.

И вот сегодня, в сотый раз объехав слева стоящих терпил, выезжаю на пустой пр. Большевиков, давлю тапку, и вижу впереди прям три машины ДПС и кучу товарищей в зелёных жилетах. Ясен пень, один жезлом на меня указывает. Терпилы всё видят и ликуют: «Ааа, мгновенная карма!!!». Я тоже, хоть и улыбаюсь менту, но напрягся — приравняет к красному или нет? Приравняет, и хер с ним.

Даю документы, мент в маске, но будто наш, курский, тоже улыбается хитро:

— Все стоят, а вы едете.

— Дык, там зелёный.

— Пили вчера, Андрей Иванович? Из машины пахнет.

Какой же дурак признается.

— Не пил.

— Точно?

— Сто процентов.-

Дыхните.

Дыхаю, мент отдаёт документы и говорит:

— Там стрелка. Аккуратнее.

Уезжаю дальше. Ну хоть терпилам поднял настроение, пусть живут в иллюзиях. Выходит, отсутствие стрелки к красному свету не приравнивается. Меня, кстати, так же за обгон на переезде поймали (ненавижу берегущих подвеску), тоже терпилы возликовали небось, а мне просто документы отдали и сказали «Езжайте». Никакого штрафа. Потому что если мент видит, что ты пацан нормальный, Навального не поддерживаешь и нарушаешь не со зла, зачем ему тебя штрафовать. У него от этого зарплата не зависит.

Прохоря или прахоря

Когда на военных сборах выдавали обувь, из батареи (120 чел.) я остался последним, упёрся рогом и не соглашался с прапорщиком.

— Мне не лезет 46-й.

Всё есть у этих чертей, прапорщик вынес таки 48-й. Великолепные сапоги. В 2012 году, пригнав Nissan Primera P12 в сервис, услышал от автослесаря:

— Вы, наверное, из деревни.

— Почему так думаете?

— А у вас сапоги.

Городские почти не носят сапоги; в 1995 году, ещё в школе, я готовился к армии и бегал по утрам в детском саду под окнами. В кирзачах бегал. И в школу в них ходил. В Санкт-Петербурге. Классная Елена Ивановна Чичикалюк смотрела с подозрением, но ничего не говорила.

В шансонных песнях можно периодически встретить термин «прохоря» по отношению к сапогам. Тем не менее, у Иосифа Бродского в стихотворении «На смерть Жукова» написано «прахоря». Бродский не мог написать неправильно, по-моему. Это блатные на слух записывают, через «о».

Сейчас одна из главных моих проблем — купить прахоря 48 размера через интернет. А уй там. Везде 43-й размер, для недомерков. А как же для гвардии, на гренадерский рост. Нету.

Недобродетельные женщины

Помните, как у Евгения Дубровина, «до шестидесяти, больше не протянешь»? Вы, наверное, не помните Евгения Дубровина. Он был руководителем журнала «Крокодил», писал замечательные повести — чего стоит «В ожидании козы», по которой снят фильм «Француз», где Шакуров бьёт морду Ярмольнику. Или «Глупая сказка».

В повести «Счастливка» присутствует второстепенный герой — дед, резидент азовского побережья, умудренный жизнью деревенский житель. Он спрашивает главного героя: ты сколько раз за ночь просыпаешься? Имеется в виду, поссать встаёшь. «Ну, раза три», отвечает главный. «До шестидесяти, больше не протянешь», констатирует дед.

В начале нулевых на передаче «Окна» у Нагиева был Олег Табаков, к тому времени живущий с молодой женой. Нагиев с Ростом в конце интервью попросили у него рецепт здоровья и долголетия. «Делайте, что вы делали, но регулярно», ответил Табаков, подняв указательный палец при слове «регулярно».

Большинство женщин этого либо не понимают, либо сильно недооценивают — предстательная железа от нерегулярного секса физически болит и доставляет дискомфорт, превращая жизнь мужчины в кошмар. Поэтому, хоть тебе пятьдесят лет, хоть шестьдесят, и ты замужем — будь добра обеспечить мужу регулярный секс, иначе он уйдёт к молодой и будет прав. Он тупо спасает свою жизнь, инстинкт самосохранения. Простатит переходит в аденому, аденома в рак, а не все так богаты как Познер или Кобзон, чтобы жить с раком десятилетиями.

Никакое изощренное рукоблудие секс заменить не может, это тоже мудрость проверенная годами. Женскую задницу может заменить только мужская задница, но это далеко не всем подходит, да и до сих пор осуждается консерваторами.

Поэтому, женщины бывают добродетельными, у которых мужья долго живут, и недобродетельными, от которых мужья уходят, а если уйти не получается — глушат свою боль пьянством, куревом и прочими атрибутами депрессии. У меня одна писательница в друзьях была такая. Вместо секса с мужем писала свои бабские повести, а муж спивался, и она типа его выгнала. Это называется недобродетельная женщина. Повести почитают и забудут, а живого человека не вернёшь. Для многих сейчас повести и всякая виртуальная поебень в приоритете. Это инфантилизм, наверное. Сам чёрт уже занят снижением рождаемости, потому что преисподняя забита недобродетельными, а они ж себе подобных плодят.

Сам-то я женат нормально, но общественную проблему вокруг вижу, и написать про неё надо.

Как я спросил про курву

Марк Солонин, авиационный инженер, выпустил видео на ютубе в двух частях, где обосновывает свою версию о самолёте Качиньского под Смоленском.

Краткое содержание:

1) Агенты гэбни загрузили в Варшаве контейнер с барахлом, где была взрывчатка;

2) В качестве операции прикрытия напустили искусственный туман с помощью имеющихся у гэбни установок искусственного тумана;

3) В лесу стояли прикрученные к пенькам фонари для имитации фэйковой ВПП, есть куча их фото, в т.ч. на фоне обломков;

4) Самолёт в землю не врезался, а подзорвался в воздухе, о чём куча доказательств;

5) Путина в Гаагу.

Всё достаточно убедительно, но меня смутило одно, и я задал вопрос: мол, как пилоты «Kurwa!» успели крикнуть-то, или записи чёрных ящиков тоже гэбня подделала (могла, конечно, подделать).

Мне пишет один прибалт: тыры-пыры, все «курва» кричат, когда шухер, и пилоты были не в эпицентре. Да, говорю, можно поставить эксперимент, успеете ли вы крикнуть «Курва», когда у вас в 40 метрах за спиной йобнет контейнер тротила.

Солонин вскоре выпустил видео «Ответы на вопросы», где опять про туман, фонари на пеньках и пр., но про kurwa мне не ответил. И в фэйсбуке забанил меня.

Охранительский какой-то комментарий вышел, даже стыдно. Если Пригожин позовёт на фабрику работать, откажусь конечно, за деньги не пишу. Больно мне эта kurwa! запала, покоя не даёт.

Хотя автора очень уважаю, в разоблачении официальной пропаганды он мастер и признанный авторитет, но в данном случае ощущение какого-то перегиба — перестарался, что ли.

2020

Летом 1995 года я был на концерте ДДТ на стадионе «Петровский». Концерт юбилейный, к 15-летию группы, спонсировал его Лукойл. С вертолёта сыпались листовки Лукойл, а билет стоил смешные 10000 рублей (по тогдашнему курсу это примерно 2 доллара).

Честно говоря, это был первый и последний концерт рок-группы, на котором я присутствовал вживую, то есть среди зрителей. Музыку, даже шевчуковскую, я привык слушать сосредоточенно, разбирать партии инструментов, разбирать слова, пропускать через себя. Как таковой формат концерта оказался мне совершенно чужд. Музыку никто не слушал и не пропускал через себя, все прыгали, дрыгали, издавали звуки и вообще производили впечатление людей с отключенным сознанием.

— А что трибуны такие скучные? — спрашивал у своей нетрезвой подруги дрыгающийся дядечка лет сорока, в очках. Трибуны недостаточно ретиво подпрыгивали и орали.

Слушание музыки в нетрезвом состоянии, по мне, гораздо хуже характеризует человека, чем вождение автомобиля. К середине концерта, многократно перепроверив свои чувства, я точно знал, что ненавижу этих беснующихся вокруг меня людей. Встал прямо, скрестил руки на груди и до конца концерта стоял, презрительно смотря перед собой.

В дальнейшие 25 лет вся эта тусовочная жизнь — концерты, театры, кино, любые массовые мероприятия, — благополучно прошла мимо меня. Исключение составил период ухаживания за будущей женой, когда приходилось ходить в музеи, и несколько раз в театр. Потом на вопросы жены, почему я не хочу в театр, я всегда отвечал, что не люблю скопления людей. «Не обращай на них внимания», говорила жена. Но как не обращать внимания на окружение, если провалился в выгребную яму, например.

И вроде бы, год 2020 — это триумф таких людей, как я: мир стал жить более по-нашему, без этих обезьяньих сборищ, стадионов, перемещений по миру просто от нехуй делать, лишь бы получить впечатления (у меня никогда не было загранпаспорта и не будет, надеюсь). Но нет, я не доволен. Во-первых, обезьянам обезьянье, пусть бы прыгали и орали. Чем больше их, тем больше ценность нормального человека. Права и желания обезьян важны, даже если обезьяны вам не нравятся. Во-вторых, маски. Раньше я мог почувствовать своё интеллектуальное превосходство, просто не пойдя на дебильный концерт или спектакль, совершенно пассивно. Не делать то, что считаю дебильным. А теперь дебильное пытаются заставить делать всех, и таких как я тоже. И закончится это войной. Не ядерной, а просто резнёй.

Сова

На днях утром открываю машину, переднюю пассажирскую дверь. В ногах пассажира птица дохлая лежит.

Ездил последний раз вчера вечером, и пассажир был, птицы не помнит. Взял палку, выкинул птицу.

Еду, гадаю, как она в машине оказалась. Рассказал на работе.

— Хера, у тебя щели! — не упустили возможности владельцы немецкого автопрома (а у меня УАЗ, но не с птицу щели же).

Сегодня подхожу к выкинутой птице, а она ещё и с мышой в когтях была!

Вот было у вас такое: в машине птицы на мышей охотятся?

Наверняка не было, потому что у вас машины тесные.

А у меня УАЗ.

UPD фото показывал одному биологу и одному леснику, оба говорят «Сову заебошил»

После С.

Под утро снится сон с однокурсницей, сперва объясняемся, кто кого любит / не любит, потом начинается по её инициативе порнография. Реальная-реальная такая.

Проснулся. На поэзию потянуло. Это редко бывает, потому что у меня всё есть; а когда был молодым и ничего не было, каждый день на поэзию тянуло.

После С.

Мне как-то приснилось, что мы объяснились,
И ты предложила секс.
В реальности вряд ли б мы совокупились,
Ведь я не могу после С.

Казалось, не ново, чего тут такого,
Скользи там себе да скользи.
Широкая киска, большущие сиськи
И задница на мази.

Ты великодушна, но всё же бэушна,
И это имеет вес.
Брезгливость такая. Прости, дорогая,
Я не могу после С.

Честно говоря, я не только после С. не могу, а вообще мало после кого: нет смысла в таких отношениях, по-моему. Когда нет ответственности, нет и интереса что-то хорошее делать. Поэтому такие люди делают плохое, сами того не замечая.

Интерьеры Эрмитажа

Жена спрашивает:

— Почему тебе не нравятся интерьеры Эрмитажа?

(а я туда последний раз ходил, когда за ней ухаживал, 21 год назад).

Задумался и говорю:

— Понимаешь, там нет атмосферы жилого помещения. Там веревочки натянуты и бабки на стульчиках сидят. И людей толпы.

— А ты представь, что этого нет, есть только интерьеры.

— Неее-ет… Нет разницы, какой интерьер, если натянуты верёвочки, сидят бабки и ходят толпы.

— Ну представь, у тебя же богатая фантазия.

— Я скорее представлю, что интерьера нет, но верёвочки, бабки и толпы всегда первичны. Если они есть, нельзя представить, что их нет, без серьёзного химического вмешательства в сознание. Это как сидеть в тюрьме и представлять, что ты свободен. Сроку от этого не убавится.

Устойчивость малых групп

Сын моего научного руководителя, Александр Михайлович Банкин, автор книги «Контент-маркетинг для роста продаж», в молодости читал на факультете социологии СПбГУ курс под названием «Устойчивость малых групп».

Я всё гадал, чего там читать, поскольку устойчивость малых групп практически полностью описывается известным анекдотом, где «два хохла — это банда, три хохла — партизанский отряд, четыре хохла — партизанский отряд и в нём один предатель».

К тому, что народ-то объединяется в соцсетях в группы по интересам, связанным с недовольством новыми порядками, а из соцсетей неизбежно и в реал часть идёт, но социологию никто не отменял — где больше трёх человек, там обязательно один стукач или провокатор.

Поэтому, трое — это максимум численности устойчивой группы.