Белла Григорьевна Беркович

В школе я плохо видел с доски, но сажали на задние парты, потому что был самым высоким в классе. Так было до восьмого класса, когда случился первый урок химии.

Преподаватель, Белла Григорьевна Беркович, очень похожая на Этуша в роли Карабаса-Барабаса, сказала рассевшемуся классу:

— Ребята. Поднимите руку, кто плохо слышит.

Руку подняла Ася Юлгушева с первой парты.

Белла Григорьевна удовлетворенно кивнула.

— Ребята. Теперь поднимите руку, кто плохо видит.

Руку поднял я с задней парты.

Глаза Беллы Григорьевны загорелись. Такие горящие глаза я видел в жизни ещё только раз, у Елены Адамовны Шахманцир, но намного позже.

— Молодой человек… а какого дьявола, — она произнесла «дьявола» с какой-то непередаваемой интонацией, будто дьявол был с большой буквы, — ты сел за последнюю парту?!

Место мне нашлось на второй парте, где до конца школы и сидел. На любых предметах. С доски стал видеть, успеваемость повысилась, в аттестате две четвёрки всего.

Белла Григорьевна потом уехала в Израиль. Да какая она Григорьевна, Гиршевна наверное, или ещё как.

Новости рыбалок

В этом году я всё ждал осени, чтобы поживиться по рыбе — лосось начинает идти в сентябре. Забегая вперёд, форели я хоть и поел, но в основном сезон обломный, по ряду причин.

лВ прошлом, 2020 году, в самом конце сентября я залёг на две недели с этим новым заболеванием, и большую часть арктических гольцов, или палий, успели выловить до меня. В октябре я поймал только одну, в которой была нормальная миска икры — граммов шестьсот. Икру я слегка пересолил, ввиду чего мои домашние воротили нос и ели покупную кетовую. Мясо палии им тоже показалось фи (она жёлтая, а не красная, хотя с виду типичный лосось с крапинками), поэтому на новогодние праздники я съел ещё и два килограмма слабосолёного филе. Палия перед засолкой полтора месяца лежала в морозилке, что рекомендуется для изведения паразитов и снижения количества соли при засолке. Всё получилось отлично. Но мало.

В этом году пока ещё меньше. Решив, что лососей ловят только в трёхстенные ряжевые сети, я взял домой распутывать прошлогодние, скрученные из-за штормов в шнуры. Дело это, в основном, бесполезное. Потратив дней пять и опутав весь огород, ни метра рабочей сети я так и не получил. Удалось только превратить клубки в цельнотянутый жгут, а вот сам жгут уже всё, не распутаешь. Самая засада, если есть кольца. То ли дело одностенная финка, распутывается из любого положения! А у китайки поплавки. Поняв, что теряю время, я бросился набирать новые трёхстенки, которые оказались с семидесятой ячеей. А на лосося надо сорок пять. В итоге, в озеро я зашёл с 60-метровой финкой, связанной из 30-метровок 40 и 45 мм, и с двумя китайками.

Китайка одна скрутилась в шнур сразу, вторая дней через пять. В них не попало ни одной рыбы. В финку же, одностенку, в первые пару дней влетело больше десяти килограммов рыбы, из них одна форель больше килограмма. Именно форель, а не палия и не атлантический лосось. С красным мясом.

Форель


Форель без головы
Форель разделанная

Остальное были щуки, язи, окуни и плотва. Финка здорово пострадала, поскольку вынимал рыбу я в темноте, и с выпутыванием не заморачивался — рвёшь леску, и всё. Тем не менее, в эту дырявую финку через пару дней прилетело ещё килограммов шесть. Без форели, но с сигами.

Сигов ловили бреднем прошлой весной, но по осени они лучше, с икрой и жирнее, как и плотва. Икру я жарю отдельно.

После сентября был перерыв в рыбалке по семейным обстоятельствам — свадьба, визиты новых родственников, и так далее. Уже в ноябре выставил три одностенки с ячеей 45-50, в том числе отремонтированную сентябрьскую финку. И, почти ничего. Ну, налим, плотва щука. Было пару дней, что вообще пусто. А рядом стоит друг с китайками — и у него есть. Поймал красномясого лосося в ряжь. Окуней мелких без счёта, щуки.

Хотя я и горячий сторонник одностенных сетей, буду опять пытаться переходить на трёхстенки. Но, финки, чтобы без поплавков.

Потребность моей семьи в рыбе где-то 1,5 кг в день. Пока что сильно до нормы не дотягиваю. Другие дела отвлекают — капельный полив, цветная семенная картошка и т.п.

Безответственные

Читаю годичной давности обсуждение закона о чипизации домашних животных (приняли его или нет — не знаю, у нас в деревне никто о чипизации животных не слышал). Волонтёры сетуют: «Безответственные люди просто начнут массово выкидывать кошек и собак на улицу».

Волонтёры, конечно, люди не от мира сего (никогда не смогу понять их мотивацию), поэтому и понимают мир наоборот. Безответственные люди никогда не выкинут животное по причине того, что оно не соответствует закону. Положен чип по закону, а нет денег на чип — и выбросить животное? Это логика волонтёра. Безответственные, то есть мы, на то и есть безответственные, что нам на законы похуй. Выйдет закон, что кошкам надо головы отрубать (а он выйдет, в том или ином виде) — эти же волонтёры побегут в первых рядах рубить. Потому что закон. Это святое.

Многие ругают Госдуму взбесившимся принтером, а сами же принятые ей законы соблюдают. Это лицемерие, фарисейство и так далее. Каждый человек имеет право оценивать адекватность закона и принимать решение, исполнять его или не исполнять.

Конечно, мне и в голову бы не пришло чипировать своих животных. Им это не нужно, и государству про них знать не нужно. Придёт проверка или облава — спрячем. Надо будет спрятать соседских — спрячем. Штраф выпишут — а у меня ни счетов, ни карт, попробуй взыщи. Совсем обложат — в лес уйдём. Но не должны дураки человеком управлять, это противоестественно и противно.

Выселение

Как не упирайся мозгами, почти никто из нас не способен почувствовать себя в шкуре российских купцов, помещиков и прочего духовенства в первые годы после 1917 — когда у них отбирали дома.

Многие из нас сидят по городским человейникам и даже дачи не имеют. Но и за городскую конуру, площадью 30-60 квадратных метров (ей-Богу, не понимаю смысла шевелить хоть мизинцем ради такого пространства: за три миллиона рублей можно жить на гектаре, а это 10000 квадратных метров, и потолок до неба), многие работают полжизни — экономя на питании и здоровье, в постоянных склоках с родственниками и детьми из-за нервного напряжения. И вот, вы имеете квартиру, которая стоит миллионов пять рублей, — а при вашей зарплате сто тысяч в месяц на такую квартиру действительно надо копить полжизни, или платить ипотеку лет десять по ползарплаты в месяц, — и вам говорят: три часа на сборы, эвакуация, с собой две сумки. И увозят в другой регион. Навсегда.

Как же, скажете вы, за что же, это несправедливость, я законопослушный гражданин, всегда голосовал за Путина и кололся Спутником-V с опережениями графика. Осуждал безмасочников и антипрививочников. И меня — выселять?

А тебе: эвакуация, чрезвычайное положение, эпидемия, война, распоряжение правительства. Не выселяем, а высылаем, эвакуация. Не задерживайте, гражданин, автобус ждёт.

И всё, позади эти ваши плинтуса цвета дуба шимо, галтели из пенопласта под потолком, бордюрчики в ванной в древнегреческом стиле и плитка с цветочками в туалете, которую старательно приклеивали на плитонит «B+», потому что он лучше, чем просто «В». Не увидите вы больше свой любимый белорусский ламинат Кроноспан, на который потратили когда-то ползарплаты, и натяжной потолок, за который отдали вторую половину. И дверки кухонного гарнитура с амортизаторами, на который копили полгода, не откроются больше перед вами и не закроются с приятной мягкостью. Двухместная тахта и телевизор Самсунг с диагональю полтора метра тоже позади. Навсегда.

Кто поерепенистей, тот подёргается: не дойдёт до автобуса, заляжет в кустах. Но, легально вернуться в свою квартиру уже не сможет. Там другие люди будут жить, чуть позже, на правах аренды. Не вам арендную плату внося, конечно.

У выселяемых купцов, помещиков и прочего духовенства была возможность выехать в нормальный мир если не легально, то лесами и тропами через границу. Иногда и ценности удавалось с собой взять, в нормальном мире ликвидные.

А у вас такой возможности не будет. Потому что нормального мира теперь нет, и переходить границы бесполезно . И ценностей вы с собой не возьмёте, в новом мире ликвидных. Блокчейн дело такое — сколько за сегодня заработал, на столько и поел. Накопить, отложить, создать капиталец и жить на проценты не получится.

Будет война, многие уйдут в леса. В конечном итоге, добро всегда побеждает зло. Но, часто с огромными потерями. С катастрофическими потерями. С фатальными.

Аргинин альфа-кетоглутарат

В бытность в СПбГУ я застал тренера по тяжёлой атлетике Ивана Сергеевича Краснова, который тренировал ещё Дмитрия Медведева.

Краснов дал мне какое-то упражнение на пару минут, после которого я вспух, как шарик. Иван Сергеевич приподнял очки и не скрыл удивления:

— Ты легко подвергаешься накачке.

Это я и до него замечал. Стоило прыгнуть в бассейн и быстро проплыть туда-сюда, как тело увеличивалось в объёме так, что окружающие присвистывали. Минут через пять сдувалось. Это явление у качков называется пампинг, накачка.

С возрастом эта склонность к накачке тает и тает: как ни плавай, как не накручивай на тренажёре многоповторочку — тело не пухнет в сорок лет. Но, есть таблеточки, или порошок, помогающие вернуть ощущение молодости. Продаются в магазинах спортивного питания как AAKG — аргинин альфа-кетоглутарат.

Работает как донатор оксида азота, поэтому беру AAKG, когда потенция нужна. Виагры всякие и сиалисы — туфта, пробовал пару раз, нет отличия от фона. Аргинин порошком стоит копейки, а действует. Распухаешь, везде где надо.

Ещё можно брать цитруллин, как предшественник аргинина.

Пошлина за регистрацию брака

В феврале 2001, наконец, появилась финансовая возможность жениться (я зарабатывал на трёх работах, плюс стипендия, в сумме 150 долларов в месяц, из которых на жизнь уходило 50, а 100 можно было отложить: таким образом, за 3 месяца набежало на золотые кольца, костюм, туфли и свадебное путешествие в Воронеж и Москву — такие тогда были цены).

Зашли в Невский ЗАГС на Народной, 2. Оказалось, заранее надо оплатить госпошлину — 100 рублей. Ближайший Сбербанк — через мост, на Ивановской.

Уже заранее меня терзали смутные сомнения, и в Сбербанке, рассматривая образцы квитанций, я эти сомнения озвучил:

— Сто рублей — это с каждого, или за двоих?

В самом деле, люди ещё не поженившись, вроде чужие друг другу, а пошлина одна на двоих. Как два разных человека могут платить за одно событие одним траншем, мне казалось нелогичным. И моей невесте тоже. Мы были в замешательстве.

На соседнем столе мужик лет пятидесяти, в очках и с бородой, что-то старательно заполнял.

— Вы не подскажете, за регистрацию брака оба платят или один?

Мужик приподнял очки и спросил сочувственно:

— Денег нету, что ли?

Деньги были, и я повторно объяснил проблему.

— Ааа, да наверное один, куда там две пошлины. Я, помню, свою за три рубля зарегистрировал. Прямо с лекции её взял, повёл и зарегистрировал. А потом отдал… несколько сотен, когда разводился.

Мы поблагодарили, я заполнял квитанцию, а мужик продолжал что-то вспоминать. Напоследок сказал, покачав головой:

— Но, ребята, свадьба в Великий пост, это…

В Великий пост белковой пищи мало, мужские способности снижены (вообще не представляю секс у веганов — думаю, у них его нет), при приличной невесте могут быть проблемы, конечно. Но я вышел из положения, просто не соблюдая пост. Грех, а что поделать.

И, пошлина одна на двоих мне до сих пор кажется нелогичной. Ясен пень, я оплачу и за невесту. Но, два разных человека за одно событие одной транзакцией… Нет логики.

Невский рынок

Как думаете, есть разница между «уличным художником» и вандалом? Для меня её нет.

Вроде и регулярно проезжал мимо Невского рынка на пр. Обуховской обороны, а пропустил момент, как он стал местом глумления для неформалов.

В 2001 году я работал старшим смены охраны на этом рынке. У него ещё есть двор с отдельно стоящими зданиями, куда вход с улицы Ольминского. Главным на рынке был ингуш Магомед, приезжавший на огромном серебристом мерседесе. Странная улыбка Магомеда, не сходившая с его лица, заставляла думать недоброе.

Вторым человеком на рынке называл себя азербайджанец Расиф, бывший боксёр, который работал кем-то вроде администратора. К нему обращалась с заказами на убийства — например, парикмахерша-наркоманка со второго этажа заказывала своего мужа.

Сменщиком Расифа был чеченец Эсхирханов, которого называли Коля — самый жизнерадостный тип, фанатевший от игрового автомата, где мягкие игрушки вытаскивают крабом.

Ночью к охране приходило усиление, в основном менты на подработку. Я был всего лишь лейтенантом запаса и студентом магистратуры, а ночью мне подчинялся целый подполковник милиции Панков — колоритный тип с усами. Как-то Панков выловил ночного вора, залезшего во двор за цветным металлом от старых холодильников, и привёл ко мне в кабинет.

— Фамилия, имя? — спросил я вора.

— Андрей Платонов, — быстро ответил вор.

— Писатель?

Вор замялся. Мы его отпустили.

На этом рынке я познакомился и с другими русскими людьми, которые торговали. Бывший сотрудник Леноблисполкома продавал на улице колготки. От него я узнал, что исторически Всеволожский район контролируют армяне, а Выборгский — азербайджанцы.

У помойки за главным зданием рынка тусили бомжи; дворник Витя пил «Льдинку», напаивал приходящую бомжиху с лицом персидско-иранского типа, которая теряла сознание и была доступна; говорили, что у неё пятеро детей.

Продавец рыбы Механошин скандалил со своим наёмным работником, выгоняя его без зарплаты, а работник буянил; тётка, похожая на мою тёщу, искала наркотики, а мне заговаривала зубы словами «вы мой сын»; южные люди восхищались толстым русским продавцом, который выпивал за вечер три литра водки, при этом первый литр не закусывал («спэциально закускы нэ дэлает!»), а дальше пепси-кола; мастер по обслуживанию игровых автоматов показывал мне дугообразные следы на стене за «крабом» с мягкими игрушками и мрачно констатировал, что автомат переворачивали — я думал на чеченца Колю.

На этом рынке в 2001 году произошла интересная история, связанная с начальником охраны Станкевичем — положительным мужчиной в очках, типажа Михаила Горбачёва. И не только внешнего типажа: Станкевич оказался предателем, перебежавшим к Магомеду от своих патронов и сослуживцев по ментовке — Черкесова и Орихана. Черкесов, кстати, был старшим братом тогдашнего полпреда, впоследствии главы ФСКН. Когда я увольнялся, Орихан выдал мне 80% зарплаты, а 20% прикрыл ладонью.

— Андрей, мне надо, чтобы ты рассказал про одного человека.

— Станкевича?

— Я сам не верю, мы вместе с Василичем с ним служили. Что он задумал?

— Его Шамсутдин Гусейнов убедил работать с Магомедом, а вас с Василичем они кинут на деньги. Станкевич согласился.

Орихан поводил головой, сказал что-то типа «ну, бля» и отдал мне оставшиеся 20% зарплаты. Дома я напился: ведь даже сдать точного предателя — это стукачество, и делать этого нельзя. Нужны были деньги — молодая семья, жена беременная, и так далее. Сейчас бы я так не сделал, даже будучи совсем без денег.

Много душевных моментов связано с этим рынком. «Уличные художники», наверное, действительно не втыкают, что мажут краской людей прямо по душе. Которой у них самих 100% нет. Тонкой материи, из которой кроится душа, в мире ограниченное количество. Чем больше людей, тем они недушевнее. А много и совсем никаких.

#невскийрынок #стритарт

Юдэ и неюдэ

Многие тексты малоизвестных писателей почему-то не найти в интернете, даже если ищешь дословные цитаты — как вымарано. Есть подозрение, что дело в авторских правах, и это довольно смешно. Кто, например, знает Майка Гелприна, который истово бережёт свои авторские права на рассказы уровня «так себе»? Да никто. Я бы на месте Майка, наоборот, расшаривал свои рассказы как можно шире.

Есть у Майка единственный рассказ, который удался — «Медный грош». Видимо, из-за присутствия соавтора, Светланы Ос, а также по причине true story based. Там именно эта тру стори цепляет, и даже такой фантаст, как Майк, не смог эту историю окончательно испортить литературой. Майк вообще старался. Чего стоит только описание антисемита в грязной косоворотке:

«Он был страшный, этот мужик, нет, просто ужасный. Сутулый, с длинными волосатыми ручищами, выпирающими из-под закатанных рукавов грязно-белёсой косоворотки. Ханна даже зажмурила глаза, чтобы не видеть заросшего чёрной бородищей лица. Мужик выглядел точно так, как Ханна представляла себе разбойника из сказки, которую бабушка Циля-Ривка рассказывала на Йом-Кипур. И имя у того разбойника было страшное — Мордехай, подстать его жутким делам.

— Пойдём, Ханночка, — прошептал дядька Мотл, — не пугайся, деточка, это добрый человек, раз Бог послал нас к нему.Ханна отчаянно затрясла головой и вцепилась Мотлу в руку. Она знала, что сейчас будет — этот страшный человек, этот Мордехай, убьёт её. Умереть Ханна была согласна и даже хотела. Всю последнюю неделю вокруг неё сотнями умирали люди, и было странно и неправильно, что она всё ещё жива. Но одно дело просто взять сразу умереть и отправиться на небо к маме, а совсем другое — если тебя убьёт этот жуткий разбойник, который, вполне возможно, ещё и людоед.»

Нет в интернете полного текста этого рассказа, приходится пересказывать, бумажный оригинал давно утратил. Дело в начале войны, немцы разбомбили поезд с гражданскими, эвакуируемыми от Минска (моя двоюродная русская бабушка так же эвакуировалась из Дрогобыча на восток, на открытых платформах, а бандеровцы по платформам шмаляли). Семью маленькой девочки всю поубивали, её еврейский дядя идёт по деревням и пытается девочку пристроить местным русским. Местные подкармливают, но на постой не берут.

В итоге дядя Мотл набрёл на хутор Мордехая, как его имя слышала Ханна, а по-русски Николая, бывшего штабс-капитана царской армии и, по его собственному признанию, антисемита. Мотл встал на колени, Николай девочку взял, и спрятал в подвале.

По приходе немцев Николая, как пострадавшего от советской власти, сделали старостой. Кто ж заподозрит старосту, что он евреев прячет. Было голодно, Ханна заболела. Николаю пришлось зарезать единственного кочета, на бульон. При этом Ханна продолжала Мордехая бояться и не любить.

И вот, сидит эта выздоровевшая Ханна в подвале, а к старосте пара немцев пришли по делам. И говорят громко по-своему, Ханна из подвала слышит — идиш! Евреи пришли! И давай барабанить из подвала с криками «Юдэ, юдэ».

Немцы в недоумении: «Юдэ?», она им орёт «Юдэ, юдэ!». Штабс-капитан понимает, что спалился, убивает обоих немцев и уходит в бега в лес, прихватив Ханну. Та упирается и орёт, пошто он гад евреев убил, ненавижу мол.

Так они идут лесами, пока не встречают советских партизан. Ханна им тут же штабс-капитана сдаёт: он-де евреев убил, а меня на подвале держал, и кормил плохо, курица раз в месяц только.

«Ну и сволочь», говорят партизаны и тут же Николая расстреливают.Потом эта Ханна выросла и просекла, что это было на самом деле и кто есть ху, уехала в Америку и стала посвящать штабс-капитану стихи. Но, его уже не вернуть, конечно.

К чему я всё это написал — а к тому, что сейчас мы совершенно точно так же начинаем быть делимыми на юдэ и неюдэ; я, в наказание видимо за свой антисемитизм, попал в юдэ. И, жизнь показывает, что штабс-капитанов мало, а русских деревенских много. Поэтому сразу спасибо тем, кто будет нас прятать и помогать. Чтобы вас не принимали за разбойников-мордехаев, как в этой истории от Майка Гелприна. А нам пожелать, чтобы сразу понимали, кто есть кто. И не ошибались.

Стрелки, мгновенная карма и пр.

Несколько лет назад обсуждали тему поворота направо на красный свет. Мол, в цивилизованных странах это есть, и нам надо. Впервые с практическим применением такого поворота я столкнулся в Керчи, которая при Украине, видимо, эту европейскую практику впитала. Едешь такой по главной улице, на крепкий зелёный, в темпе едешь. Тут — хуяк, тебе под колёса прямо на светофоре справа выворачивает. Явно, у него красный, если у меня зелёный. И на следующих светофорах так же. В Санкт-Петербурге такого нет! У нас, если зелёный — дави тапку, не создавай пробку, на боковых дорогах на красный стоят по струнке. Если стрелки боковой у светофора нет.

Последнее время я стараюсь не въезжать в СПб по Мурманскому шоссе, чтобы не участвовать, как мне кажется, в массовом идиотизме. Всю жизнь постоянно горела зелёная стрелка направо на пр. Большевиков, и на путепроводе не было пробки по утрам. Последние годы стрелку сделали непостоянной — путепровод стоит, ожидая поворота направо. При этом зелёный свет на кольце горит, но в зелёном кругляше контур стрелок — прямо и налево. Направо стрелки нет. Но и красного нет! И все стоят, ждут стрелку. Впереди ни пешеходов, ни машин. Надо ли говорить, что этих баранов я всегда слева объезжал и гнал по пустому пр.Большевиков. При этом задумывался — приравнивается ли это к проезду на красный свет? Мнения друзей разделились, но у меня стратегия всегда такая — если правило или закон применены дебильно, тут явная ошибка и выполнять их не надо, чтобы не плодить дебилизм.

И вот сегодня, в сотый раз объехав слева стоящих терпил, выезжаю на пустой пр. Большевиков, давлю тапку, и вижу впереди прям три машины ДПС и кучу товарищей в зелёных жилетах. Ясен пень, один жезлом на меня указывает. Терпилы всё видят и ликуют: «Ааа, мгновенная карма!!!». Я тоже, хоть и улыбаюсь менту, но напрягся — приравняет к красному или нет? Приравняет, и хер с ним.

Даю документы, мент в маске, но будто наш, курский, тоже улыбается хитро:

— Все стоят, а вы едете.

— Дык, там зелёный.

— Пили вчера, Андрей Иванович? Из машины пахнет.

Какой же дурак признается.

— Не пил.

— Точно?

— Сто процентов.-

Дыхните.

Дыхаю, мент отдаёт документы и говорит:

— Там стрелка. Аккуратнее.

Уезжаю дальше. Ну хоть терпилам поднял настроение, пусть живут в иллюзиях. Выходит, отсутствие стрелки к красному свету не приравнивается. Меня, кстати, так же за обгон на переезде поймали (ненавижу берегущих подвеску), тоже терпилы возликовали небось, а мне просто документы отдали и сказали «Езжайте». Никакого штрафа. Потому что если мент видит, что ты пацан нормальный, Навального не поддерживаешь и нарушаешь не со зла, зачем ему тебя штрафовать. У него от этого зарплата не зависит.

Прохоря или прахоря

Когда на военных сборах выдавали обувь, из батареи (120 чел.) я остался последним, упёрся рогом и не соглашался с прапорщиком.

— Мне не лезет 46-й.

Всё есть у этих чертей, прапорщик вынес таки 48-й. Великолепные сапоги. В 2012 году, пригнав Nissan Primera P12 в сервис, услышал от автослесаря:

— Вы, наверное, из деревни.

— Почему так думаете?

— А у вас сапоги.

Городские почти не носят сапоги; в 1995 году, ещё в школе, я готовился к армии и бегал по утрам в детском саду под окнами. В кирзачах бегал. И в школу в них ходил. В Санкт-Петербурге. Классная Елена Ивановна Чичикалюк смотрела с подозрением, но ничего не говорила.

В шансонных песнях можно периодически встретить термин «прохоря» по отношению к сапогам. Тем не менее, у Иосифа Бродского в стихотворении «На смерть Жукова» написано «прахоря». Бродский не мог написать неправильно, по-моему. Это блатные на слух записывают, через «о».

Сейчас одна из главных моих проблем — купить прахоря 48 размера через интернет. А уй там. Везде 43-й размер, для недомерков. А как же для гвардии, на гренадерский рост. Нету.