Лайки и дизлайки

В Кировске на улице Победы есть «Пятёрочка», практически первая в городе, давно существует. У них в торговом зале на потолке выступающие бетонные балки. В 2010 году я в этот магазин впервые зашёл, пошёл по торговому залу и получил удар в голову такой силы, что упал на пол и не сразу очухался. Разбил голову, короче. Тупо в торговом зале «Пятёрочки», никого не трогая.

Выйдя через кассу, я взял жалобную книгу, где описал ситуацию и указал, что мой рост 192 см, что не является самым высоким ростом. На самом деле, как показывают свежие измерения, мой рост уже едва дотягивает до 190 см — человек с возрастом непрерывно уменьшается. А высота низа балки от пола там примерно 187 см.

Прошло месяца полтора, в течении которых я похаживал в эту «Пятёрочку», на всякий случай не разгибаясь. И, в один из дней на белоснежной балке появилось объявление на красном фоне с текстом вроде «Осторожно, низкий потолок!». Оно провисело несколько лет, потом исчезло, а потом я перестал в эту «Пятёрочку» ходить.

Недавно я её снова посетил, и, конечно, балка была на месте и без объявления. И тут мне Яндекс подкидывает эту «Пятёрочку» на ул.Победы и просит оставить отзыв. Я ставлю 4 звезды из 5 и пишу дословно, можете проверить на Яндекс-Картах:

«Из минусов низкие потолочные балки в торговом зале, разбивал голову при росте 190 см».

Разберём это предложение. Низкие потолочные балки в «Пятёрочке» на улице Победы присутствуют? Да. Это минус? Не знаю, для кого это может быть плюсом — даже если ты карлик, эта балка для тебя не плюс, а нейтрально. Разбивал я голову? Разбивал. Рост у меня 190? Да, сто девяносто, а был ещё больше.

Таким образом, без задней мысли и намерения кого-то обмануть или обидеть, я описал фактическое положение дел, ничего не добавив и не приврав. И что вы думаете, какую реакцию этот отзыв получает от кировских пользователей интернета?

Дизлайк!

Нет, я бы понял, если бы написал что-то вроде «На кассе Пятёрочки на улице Победы торгует наркотиками кассир Петрова Е.М.», или «Отвратительная Пятёрочка, время ожидания в очереди всегда больше 15 мин.», что хотя и являлось бы правдой, но только частичной и с оттенком очернительства; за частичную правду вполне можно заработать дизлайк. А за чистую правду?

В своё время я выпустил вторую часть ролика «Купил участок в Старой Малуксе, 18+», потому что увидел под первой частью появившийся дизлайк. Я подумал, что недостаточно подробно объяснил причины своего отношения к местным жителям, поэтому кто-то недопонял. Однако, вторую часть уже заметила целевая аудитория и сразу оставила под обоими роликами два десятка дизлайков, и ни одного лайка. Несколько раз я смотрел оба ролика, пытаясь найти — может, я где соврал? Может, что-то исказил? Может, где-то там частичная правда, а не полная? Нет, сказал всё как было, убавить нечего, а добавлять ещё много можно. Почему дизлайки-то?

Потому что людям не нужна правда, особенно поданная в форме критики. Да и не в форме критики правда тоже не нужна, если она заставляет думать, анализировать и принимать решения. Людям надо, чтобы их успокоили, похвалили, подумали за них, приняли за них все решения, пососали хуй, или там полизали пизду, в зависимости от пола, и уложили спать под колыбельную. Тогда однозначно лайк.

Коллега рассказывает мне, как его двое детей ругаются между собой, градус дискуссии повышается, и в кульминационный момент младший орёт старшей: «Дизлайк! Отписка!». Всё, это крайний аргумент, скандал окончен.

Потребитель контента думает, что автор работает для него и обязан ему, потребителю, угодить. Да нихуя! Автор работает для того, чтобы изложить любым доступным методом свои мысли — песней, картиной, стихом, роликом и так далее. Увидят это пять человек или пять миллионов — не больному тщеславием автору абсолютно похуй! Рукописи не горят, и в ваших быдлячьих оценках совершенно не нуждаются. Да, механизм современных электронных площадок для общения предполагает, что любой микроб может выразить своё отношение к чему-либо. Да хоть он обвыражайся — микробом-то быть не перестаёт при этом!

Некоторые микробы не только лайкать, а и писать комментарии умеют. Более того, сейчас существует платформа Яндекс-Дзен, где микробы могут создавать первичный контент! Платформа формата d2d, то есть дебилы пишут для дебилов.

Я почему-то уверен, что на каждую микробу найдётся свой пенициллин или аналог — так всегда бывает. Плохо, если микробы наваливаются и убивают высший организм. Против них есть главное средство, для определения крепости которого я предлагаю вам приобрести у меня спиртометры — всего по 50 рублей./шт. Минимальный заказ в магазине — 300 рублей, поэтому добирайте ещё чего-нибудь.

Имитационные науки. Филология

Все знают слово «негодование». Если по-школьному, или по-научному, разобрать это слово на части, то кажется очевидным: «не» — приставка, «год» — корень, «ов» и «ан» — суффиксы, «е» — окончание.
А вот фигушки!
Загляните-ка в словари, написанные доблестными филологами!
Корень слова «негодование», какой бы вы думали, по официальной науке, а?!
Корень, который не стесняются публиковать — «негодова».

Когда мы работали в Ейском районе Краснодарского края, приехавший из Москвы инженер Саша Рогозин обратил наше внимание:
— Вы заметили, что местные говорят «не годА»? «Не годА себе»?
Я действительно не обращал на это «не годА» внимания, поскольку звучало оно настолько естественно и отполировано, как наше «ни херА» или аналогичное.
Саша был внимательнее.
— Сегодня я слышал фразу «Какого годА ты это сделал?».
Теперь мы стали внимательнее слушать речь станичников.
«Не годА», «не годА себе», «какого годА» употреблялись в их речи ровно так же часто, как в нашей «ни фига», «ни хрена», «какого хрена» или аналогичное. Это не было что-то локальное, так говорили ВСЕ. Мы работали в станице с населением четыре тысячи человек, и за полтора года пообщались почти со всеми.
Мы обсуждали между собой, что такое «год». Я съюморил, произнеся при обсуждении фразу с доллара «In God We Trust». Это было оценено с точки зрения юмора, но и с точки зрения филологии это, как мне кажется, верное направление для анализа.
«Не годА», «не годА себе», «какого годА» употребляются жителями станиц Ейского района безусловно в контесте негодования. Я уверен, что если бы хоть один сраный филолог посетил за годы советской и постсоветской власти или Краснодарский край, или Ростовскую область, он констатировал бы данный факт и описал бы его.
Гугля на эту тему, я не нашёл ничего, кроме корня «негодова» в словарях.

Однажды я купил в книжном магазине СПбГУ книгу, опять же издательства СПбГУ, сделанную кафедрой славянской филологии СПбГУ. Книга называлась «Учёные — молодым славистам». В ней «учёные» с кафедры славянской филологии доказывали, что слово «медведь» происходит не от сочетания слов «мед» и «ведать», а от сочетания «мед» и «есть» через связку «в». Как они при этом объясняют украинское слово «ведмедь», можно только гадать, но то что ни автор, ни редактор, являющиеся специалистами по СЛАВЯНСКОЙ филологии, не имеют представления о других славянских языках, кроме русского — это очевидно. Однако, они почему-то знают литовский: в этой же книге они рассказывают о недопустимости выведения слова «колобок» из составляющих «коло» (круглый) и «бок», а возводят происхождения колобка к литовскому слову kalbaks, что в переводе означает… «ломоть ржаного хлеба».

Вы понимаете, какую тему я хочу поднять. Российские учёные не работают «в поле», причём не работают в поле и те, кому там работать положено (об этом в следующей заметке из серии «Имитационные науки» про биологию). Они сидят в кабинетах, читают иногда лекции. Формат получения информации в виде лекций имел доказанную эффективность 5% (самую низкую) ещё до поголовной информатизации и цифровизации. Сейчас это — 0%.
Но, эти люди получают зарплату из госбюджета. И мне кажется, они не должны её получать.
Вы скажете, что какой-нибудь Ротенберг ворует больше, чем зарплата тысяч учёных. Я не видел Ротенберга и не знаю, за что он получает деньги. Но учёных я видел, жил среди них, учился шесть с половиной лет в СПбГУ. Это было самое мразотное общество из всех, через которые я прошёл в последующей жизни. Общества строителей, охранников, колхозников я не назвал бы мерзкими. А сообщество учёных назвал бы. В каждом обществе есть изгои, которые лучше остальных. Про них я тоже буду писать, как про Дмитрия Брониславовича Малаховского, например.
Но больше — про мразоту. Потому что её там количественно больше.